m.a.g
"Научи меня смеяться - спаси мою душу" Английская пословица
#10101b


Ночь. Температура резко падает с заходом солнца. Особенно если вокруг пустыня. Песок быстро отдает свое тепло и наступает долгожданная прохлада. Изредка, освежающая прохлада достигает заморозков. Выползают из солнце-убежищ пресмыкающиеся. Оживают одинокие насекомые и начинаются их ночные песни. Жужжат, пролетая над головой, деловитые букашки, а сквозь щели домов выползают те, кто не может летать. Ожившие пустынные существа начинают свою короткую ночную жизнь.
Обычная для пустыни безоблачная ночь светит густым ковром звезд и зрит мир мутно-бледным оком луны. Слепое ночное бельмо луны лениво ползет по грязно-синему небосклону, осыпая землю мертвым холодным светом.
Обычный рабочий люд отдыхает после тяжелого трудового дня или после приевшихся дневных развлечений. Кто-то переусердствовал, командуя огромной стройкой, кто-то надорвался, избивая раба, кто-то отбил зад, катаясь на коне... Все они отдыхают после тяжелого дня.
Наступает время самых незаметных людей. Самые скрытные, невидимые и опасные выходят на свою долгожданную ночную охоту. Воры и наемные убийцы идут на свой нелегкий промысел. Богатая столица - их самая прекрасная и желанная цель...
Две фигуры обтянутые тонкими черными накидками выбрались на крышу невысокого покосившегося здания на самом краю Мемфиса. Ступая легкими бесшумными шагами кожаных ботинок, они двинулись к краю крыши. Быстрым движением перепрыгнув на соседнее здание, тени поплыли дальше.
Бедные районы города тем и отличаются от остальных, что в нем все домишки приткнуты друг к другу, из-за недостатка свободной площади. Но глубже к сердцу города ситуация меняется: дома попадаются все более высокие и располагаются все дальше друг от друга...
Бросок - якорь-кошка прочно зацепилась за край крыши и веревка струной натянусь между двумя разноэтажными домами. Маленькая тень быстро потянулась по веревке и за несколько секунд пересекла трехметровую пропасть улицы. Через мгновение за первой тенью по веревке последовала и вторая, побольше... Никто не проснулся. Никто из жильцов окрестных домов даже не пошевелился во сне.
За считанные секунды две фигуры пересекали все большие и большие расстояния между домами, следуя к своей цели. Они неуклонно стремились в самое ядро города.
Но чем богаче были окрестности, тем больше ходило по улицам ночных караулов с яркими факелами в руках, тем опаснее был ночной промысел. Но тем более интересной и захватывающей была ночная охота для самых невидимых.
Не без трудностей преодолев очередной проем между домами, воры замерли - на соседней крыше послышались голоса. Подобравшись к ограде крыше, ночные охотники легли и затаились.
Голоса доносились прямо с соседней крыши, которую они только вознамерились преодолеть. Двое мужчин негромко разговаривали. Судя по разговору, это были охранники, причем одного ранга.
Маленький вор приподнял голову над каменной оградой крыши и стал рассматривать сторожей. Две фигуры, примерно одинакового роста, расхаживали по крыше туда и обратно, параллельно беседуя между собой. Ночь была теплой, поэтому на них были накинуты лишь легкие белые тоги с незамысловатым фигурным орнаментом по долу. В руках у каждого было по боевому серпу, а за спиной - лук с перевязью стрел. Чисто выбритые лица и коротко остриженные волосы, перетянутые красной лентой, завершали портрет. Тяжелые сандали охранников громко шуршали по каменной крыше; в прозрачной ночной тишине, этот звук разлетается на десятки метров вокруг и служил хорошей сигнализацией для ночных трудяг...но почему-то именно эти двое воров сигнал не распознали...
- Ханс, пригнись, - прошипел на высунувшегося воришку его больший товарищ.
Ханс пригнулся, но наблюдение продолжил. Охранники продолжали беседовать, заполняя паузы шарканьем своих сандалей.
- ...Повезло все-таки нам с погодой: не слишком жарко и не холодно, - сказал коренастый охранник.
- И не говори, у меня месяц назад от жары мозги плавились.
- И хорошо еще, что насекомые не достают.
- Да, здорово. Обычно, в это время они только и думают, кем бы поживиться, и тучами одолевают бедных зевак, - вторил ему второй худой охранник.
- У меня недавно какая-то муха дочку укусила так, что месяц краснота не проходила.
- А у моего хозяина когда-то весь скот побило мором из-за этих проклятущих насекомых.
- Хорошо все-таки, что их нет.
Ханса этот разговор заинтересовал не более, чем художественная вязь на стенах мусорозавода. Но сосед парня прильнул к краю крыши и внимал каждому слову. Обычный разговор, обычных охранников. И не про дела государственных мужей они рассуждают, а просто развлекают друг друга ночными сплетнями. Чем такой глупый треп мог заинтересовать коллегу Ханса?..разве что тем, что “исчезнувшие мухи” - это действительно несколько необычно для этой поры...
- А как твоя жена поживает? - спросил худой охранник.
- Ха! Очень даже хорошо, у нас скоро будет второй ребенок.
- А! Поздравляю! Если она принесет тебе сына, то он сможет стать еще одним доблестным воином нашего фараона.
- А как твоя собака? С ней ничего не случилось? - задал свой вопрос мускулистый охранник.
- Спасибо, нашлась. Прибежала домой вчера под вечер... Правда исхудала за те пару дней, что где-то бродила. Но уже понемногу отходит и веселеет. Дети не могут нарадоваться... Да и я тоже, признаться, вне себе от счастья.
- С тех пор как умерла твоя жена, она у тебя единственная нянька для детей.
После этих слов стражники остановились и несколько минут стояли, перекидываясь одиночными фразами.
Трудно было понять: разговаривают ли это два искусственных компьютерных персонажа или же - два обычных игрока. Такой разговор “ни о чем” вполне мог быть естественен для искусственного интеллекта. В пользу этой версии также было поведение охранников. Весь разговор они мерно расхаживали по крыше, изредка останавливаясь на одном месте, посматривая при этом по сторонам, почесываясь и переминаясь, с ноги на ногу. Похоже с программированием поведения дела обстояли также плохо как и с программированием линии разговора... Все-таки неестественно для человека простоять десять минут на одном месте, перебрасываясь скучными фразами с собеседником для поддержания разговора. Хотя, если это искусственный интеллект, то в своем развитии разговорного жанра он уже далеко ушел от “Элизы” и Psys’а...Тьюринг был бы в восторге...
Но если все же это живые персонажи, то да какой степени нужно срастись с обыкновенной игрушкой, чтобы даже между собой разговаривать об виртуальных, несуществующих реально делах-проблемах?! Как же надо выпасть из реальной жизни, чтобы жить лишь одной игрушкой?!... Не вериться как-то, что это все же живые люди...
Внезапно более сильный нарушил затянувшуюся паузу:
- Как думаешь, Плутарх, оплату за месяц нам повысят или нет?
- Знаешь, ходят такие слухи, - отозвался худой.
Судя по именам и эти персонажи не местные - наемники из Греции... Похоже быть “неместным” сегодня в моде.
- Но ведь цены в лавках все растут, а жить же как-то надо...
- Так чего ты это мне рассказываешь? - огрызнулся Плутарх. - Утром в казарме и скажешь начальнику. Я же не твой начальник.
- Извини. Просто сам понимаешь как нам с женой тяжело.
- Да понимаю, конечно. Малютку прокормить сложнее, чем взрослого.
- Слушай, Софискл, а может чудесное избавление от мух связанно с проблемами на Египетской Базе Данных? - внезапно выпалил худой охранник.
Ханса аж передернуло. Версия об искусственных персонажах сминается и бросается в ближайшую урну... Либо эти двое охранников - реальные люди, либо здесь даже самый последний камень знает об проблемах на местной Базе данных!
- Знаешь, Плутарх, такое мало вероятно, но вполне может быть.
- Почему же маловероятно? Ты только подумай, мухи - это обычные модули программы, их количество, поведение, степень прожорливости - это все элементы данного модуля. Но если разом взять и стереть весь модуль целиком, то никакие мухи уже и не будут к нам приставать. Верно?
- Та оно-то, конечно, верно, но подумай сам, зачем кому-то могло понадобиться стирать из базы данных информацию про мух? Ведь, на самом деле, программа “Египта” берет информацию из Египетской Базы Данных, то есть подгружает их при необходимости. Насекомые - это, действительно, модуль программы, один из ее объектов, а всю информацию об поведении, количестве и, как ты сказал, “прожорливости”, программа берет из Базы Данных. Но если в ней эта информация будет удалена, то программа решит, что мух не должно быть вообще...
- Так мух же и нет! Значит - их стерли! - Заключил Плутарх.
- Ну зачем кому-то понадобилось вдруг стереть из крупнейшей Базы Данных информацию про мух, Плутарх? Это же не жизненно важная информация. Она не имеет никакого отношения ни к капиталу корпораций, ни к капиталу кого-либо вообще. Ее просто незачем стирать.
У Ханса начало резко расти ощущение паранойи. Жуткое чувство, что их ведут по следу, будто бы невидимая рука безошибочно ведет их от одной целевой точки к другой, выдавая последовательно крупицы информации... Невидимая десница подбрасывает им фрагменты разбитого орнамента. Орнамента, собрать воедино который, задача - жизни и смерти.
- А откуда ты все это знаешь, Софискл?
- Я же тебе все это когда-то рассказывал...
- Да у меня память плохая.
- Я работал одним из ведущих программистов по информационному сопровождению проекта “Древний Египет”. Я занимался проблемами обмена информации между основной программой и рабочими модулями, в условиях постоянного обновления и пополнения информационной базы. Использование Египетской Базы Данных было идеальным решением этой проблемы... Я же тебе все это когда-то рассказывал. Ты забыл?
- Я же тебе уже сказал, что у меня память плохая... Ты что, уже забыл?
Оба охранника дружно рассмеялись.
Карл отполз от края и, согнувшись, пошел к соседней крыше: обойти стражу. Ханс пополз за ним.
Некоторое время взломщики молча следовали далее, все ближе и ближе к своей заветной блестящей цели. Несколько поворотов их еще преследовали назойливые голоса ночных псов порядка, но потом их голоса запутались среди углов крыш, различных потоков ветра и сумрачного света звезд. Отдаленные голоса переплелись между собой единой косой и, обласканные ночной прохладой, упали, расколовшись на мелкие брызги об острый ковер песка.
Ханса одолевали сомнения: реально ли все вокруг происходящее? Реально ли все происходящее последние несколько дней? А последние несколько лет? С тех давних пор, как он вошел в систему игры “Древний Египет”, все пошло куда-то не туда. Жизнь стала вилять под непредсказуемыми углами. Интуиция - ангел хранитель каждого хакера, стала подводить парня...обманывать и дразнить... Сомнения грызут изнутри червем, разъедая уверенность в завтрашнем дне. Сомнения покрыли слоем коррозии твердую решительность духа и микрон за микроном, безустанно, подтачивают его, приближая скорлупу хрупкого сознания к тонкой границе, к самому последнему и самому неизбежному рубежу, к фатальному шагу, к осознанию последнего желания...последней алчной страсти...
Нет! Бред! Это все - всего лишь эффект наркоманского стимулятора Эрика...
Ханс посмотрел на пирата, его лицо было странного серого цвета, неестественного для любого персонажа игры... Возможно, это просто игра света и тени...и бродящего в крови галюциногена... Глупая игра.
Карл подошел к краю крыши и огляделся. Внизу простиралась пыльная и плохо освещенная улочка. Вокруг было довольно тихо. Возможно, охрана сюда и не забредает.
Варвар аккуратно протянул вниз веревку и дал знак парню спускаться по ней. После секундной заминки и небольшого приготовления легкая тень ступила на твердую землю.
Ханс огляделся. Они находились возле дома какой-то важной шишки. Домик более походил на особняк какого-нибудь колумбийского наркобарона, чем на жилище скромного чиновника. Украшения из золота ежесекундно бросались в глаза. Изредка, роскошь украшений превосходила всякие нормы приличия. Не хватало только статуй хозяина через каждый метр... Странно, что местные богатства еще не растащили...
Весьма странным был также факт отсутствия ночного освещения...
Но куда более странным казалось отсутствие какой-либо охраны возле дома. Даже собак не было слышно... Да, собственно, никого кроме насекомых и далеких стражников не было слышно вообще... Очень странно...
В метре от парня грохнулась вторая тень. Варвар не удержался на веревке и приземлился не очень-то удачно. Еще секунду гул эхом ходил по соседним кварталам. Где-то залаяли собаки... Но в особняке не было слышно ни единого шороха. Либо все напились и крепко спят, либо вообще передохли от теплого солнышка. Так как оба варианта были равнозначно вероятны, то Ханс решил не ломать себе голову и зашипел на коллегу:
- А не мог бы ты еще по соседству и бомбу взорвать? Так, для эффекта неожиданности.
- Тело неуклюжее... А ты свое напрасно дистрофическим обзывал. Не зря, наверное, Линус тебя ловким сделал. - Улыбнулся в ответ пират.
После этого он повернулся и на полусогнутых пополз к окну дома. Пару секунд варвар всматривался в темноту окон, а затем замер - его лицо побледнело. В бледном свете луны он казался мертвецом.
По спине Ханса побежал омерзительный холод, сердце забилось чаще, к горлу подвалил ком. Не ровным шагом парень пошел к окну. В голову ударила свежая кровь, и в ушах зазвенело. Сознание отстранилось от тела и медленно попарило в пространстве.
Парень подошел к окну и всмотрелся в густую темноту комнаты. Через несколько секунд через мглу начали проступать силуэты стен. Сразу же в глаза бросилась убогая обстановка комнаты, неестественная для данного типа построек. Присмотревшись, парень понял, что обстановка отсутствовала по определению и ничего кроме голых стен он пока не наблюдал.
Вдруг его взгляд наткнулся на нечто весьма непонятной формы. После нескольких затяжных мгновений осознания происходящего парень побледнел еще более чем пират. В углу комнаты, вместо стола, располагалась лишь каркасная модель стола. Казалось, она была полностью сделана из алюминиевой проволоки. Эта модель состояла лишь из одних контурных линий, и сильно напоминала объеденный скелет. Если бы Карл не видел тоже самое, то парень бы списал это зрелище на очередные “галлюцинации” обработанного стимулятора.
Присмотревшись, Ханс обнаружил на полу такой же “проволочный скелет” ковра, состоящего из контура по ободу и нескольких диаметральных линий.
Ханс оторвал взгляд от неестественной картины и посмотрел на своего коллегу. Карл уже сменил маску мертвеца на маску мыслителя и, кивнул в направлении дворца:
- Пока что я не могу ответить на возникшие у тебя вопросы, но может быть скоро мы найдем все ответы.
Друзья повернулись и бесшумно двинулись между домами в направлении дворца.

@темы: cp